Биосоциальные основы поведения человека

Дата поступления: 05 Ноября 2011 в 14:59
Автор работы: Пользователь скрыл имя
Тип: реферат
Скачать целиком (30.16 Кб)
Содержимое работы - 1 файл
Скачать файл  Открыть файл 

реферат по естествознанию.doc

  —  125.50 Кб

     У ребенка можно наблюдать сотни  инстинктивных действий: сосание  молока; прижимает теплый пушистый предмет; хватает палец; реакция на лицо матери; ловля ногами погремушки; проба всех предметов на вкус; подбирание всяких предметов с земли. Дети любят качели – это наследие брахиации у приматов. Дети боятся темноты – наши предки были дневными животными, ночь для них была полна опасностей. 
 
 
 
 
 
 
 
 

     2. Поведение как предмет психологии.

     Уотсон  Джон (1878-1958) – американский психолог, основатель бихевиоризма, автор трудов по поведению животных и человека, сравнительной психологии, научно-популярных книг по воспитанию детей и др.

     Бихевиоризм – особое направление в психологии человека и животных, буквально –  наука о поведении. В Англии в 90-х годах Ллойд Морган начал  производить эксперименты над поведением животных. Он ставил наблюдаемых животных в такие условия, при которых они должны были разрешить определенную задачу, например, поднять щеколду, чтобы выйти из огороженного места. Во всех случаях он установил, что разрешение задачи начиналось с беспорядочной деятельности, с проб и ошибок, которые случайно приводили к верному решению. Если же животным снова и снова ставилась та же задача, то, в конце концов, они научились разрешать ее без ошибок: у животных развивалась более или менее совершенная привычка. Другими словами, метод Моргана был подлинно генетическим. Эксперименты Моргана побудили Торндайка в Америке к его работе (1898). В течение следующего десятилетия поднимался вопрос о «сознании» у животных. Уотсон в своей статье «Psychology as the Behaviorist Views It» первый указал на возможность новой психологии человека и животных.

     В своей первоначальной форме бихевиоризм  основывался на недостаточно строгой  теории образования привычек. Но вскоре на нем сказалось влияние работ  Павлова и Бехтерева об условных секреторных и двигательных рефлексов. Эти работы дали научное обоснование бихевиоризму.

     С точки зрения бихевиоризма подлинным  предметом психологии является поведение  человека от рождения и до смерти. При  объективном изучении человека бихевиорист  не наблюдает ничего такого, что  он мог бы назвать сознанием, чувствованием, волей, воображением. Он приходит к заключению, что все эти термины могут быть исключены из описания деятельности человека. Этими терминами пользовались потому, что вся психология ко времени возникновения бихевиоризма была виталистической. Сознание и его подразделения являются поэтому терминами, дающими психологии возможность сохранить старое религиозное понятие «души».

     Наблюдение  над поведением человека могут быть представлены в форме стимулов и  реакций. Простая схема стимул – реакция вполне пригодна в данном случае. Задача психологии поведения является разрешенной в том  случае, если известны стимул и реакция. Подставим, например, в приведенной формуле вместо стимула прикосновение к роговой оболочке глаза, а вместо реакции – мигание. Задача бихевиориста решена, если данные являются результатом тщательно проверенных опытов. Когда явления поведения точно сформулированы в терминах стимулов и реакций, бихевиоризм получает возможность предсказывать эти явления и руководить ими. Предположим, что наша задача заключается в том, чтобы заставить человека чихать: мы разрешаем её распылением толченого перца в воздухе. Не так легко поддаются разрешению соотношение стимула и результата в «социальном» поведении. Предположим, что в обществе существует в форме закона стимул «запрещение», каков будет ответ? Потребуются годы для того, чтобы определить результат исчерпывающим образом.

     Основная  задача бихевиоризма заключается, следовательно, в накоплении наблюдений над поведением человека с таким расчетом, чтобы в каждом данном случае – при данной ситуации – бихевиорист мог сказать наперед, какова будет реакция, или, если дана реакция, какой ситуацией данная реакция вызвана.

     Человеческое  общество основывается на общей уверенности, что действия человека могут быть предсказаны заранее и что могут быть созданы такие ситуации, которые приведут к определенным типам поведения. Церкви, школа, брак – словом, все исторически возникшие институты не могли бы существовать, если бы нельзя было предсказать поведение человека.

     Обстоятельство, затрудняющее работу бихевиориста, заключается  в том, что стимулы, первоначально  не вызывавшие какой-либо реакции, могут  впоследствии вызвать ее. Этот процесс называется образованием привычек, или процессом обусловливания. Эта трудность заставила бихевиориста прибегнуть к генетическому методу. У новорожденного ребенка есть только физиологическая система рефлексов, или врожденных реакций. Беря за основу все безусловные реакции, он пытается превратить их в условные. При этом обнаруживается, что число сложных незаученных реакций относительно невелико. Это приводит к необходимости отвергнуть теорию инстинкта. Бихевиорист не находит больше данных, которые подтверждали бы существование наследственных форм поведения, а также существование наследственных специальных способностей (музыкальных, художественных и т.д.). Он считает, что при наличии сравнительно немногочисленных врожденных реакций и при условии овладения внешней и внутренней средой возможно направить формирование любого ребенка по строго определенному пути.

     Если  мы предположим, что при рождении имеется только около ста врожденных реакций, которые могут быть превращены в условные и интегрированы, тогда все возможное число надстроенных реакций превысило бы на много миллионов число реакций, на которое способен отличающийся максимальной гибкостью взрослый человек в самой сложной социальной обстановке. Эти незаученные реакции (1,2,3…) вызываются определенными стимулами (А,В,С…).

     Эффект  замещения стимулов: Допустим, у  объекта имеется безусловный  стимул А, который вызывает безусловную  реакцию 1. Если экспериментатор заставляет другой стимул В воздействовать на организм одновременно с А в течение определенного периода времени, то и стимул В также начинает вызывать реакцию 1. Таким же способом можно любой предмет по желанию заставить вызвать какую-либо реакцию. Это кладет конец старой гипотезе о существовании какой-либо врожденной, или мистической связи или ассоциации между различными предметами. Все так называемые ассоциации приобретены в опыте. Это показывает, как растет сложность воздействующих на нас стимулов по мере того, как наша жизнь идет вперед.

     Каким же образом становятся более сложными реакции?  Бихевиорист предполагает, что при рождении стимул А вызывает реакцию 1, В – 2, С – 3… Действуя одновременно, эти три стимула вызовут сложную реакцию, составными частями которой являются эти три реакции 1, 2, 3. Предположим, что экспериментатор присоединяет простой стимул Х всякий раз, как действуют А, В и С. Через короткое время окажется, что этот стимул Х может действовать один, вызывая те же три реакции 1, 2, 3. Это можно назвать интегрированной реакцией.

     Часто возбудителем интегрированной реакции является словесный (вербальный) стимул. Всякий словесный приказ является именно таким стимулом. Таким образом, самые сложные наши привычки могут быть представлены как цепи простых условных реакций. Бихевиоризм заменяет поток сознания потоком активности, он ни в чем не находит доказательства существования потока сознания, столь убедительно описанного Джемсом, он считает доказательным только наличие постоянно расширяющегося потока поведения.

     Работы  Уотсона и Рейнера, Мосса Леки, Джонса и других указывают на то, что основным безусловным стимулом, вызывающим реакцию страха, является громкий звук или потеря опоры. Почти все дети, над которыми производился эксперимент, задерживали дыхание, морщили губы, плакали, а те, кто постарше, уползали, когда раздавался громкий звук или когда одеяло, на котором они лежали, внезапно выдергивалось из-под них. Ничто другое, насколько удалось наблюдать, не вызывает реакции страха в раннем детстве. Но очень легко заставить бояться ребенка какого угодно другого предмета. Экспериментатору достаточно для этого, показывая данный предмет, ударить об металлический предмет за спиной ребенка и повторить эту процедуру несколько раз.

     Другим  интересным явлением, связанным с  условными эмоциональными реакциями, является перенесение. Опыты над человеком и над собакой показали, что можно и того и другого заставить отвечать секреторной или двигательной реакцией на тон в 250 колебаний в секунду. Но эта реакция происходит и тогда, когда звучат более высокие или более низкие тона. Экспериментатор может, применяя особые приемы, ограничить ряд стимулов, вызывающих реакцию. Такая реакция называются дифференциальной, точно настроенной. Очевидно, совершенно то же самое происходит в случае условной эмоциональной реакции. Приучите ребенка к тому, чтобы один вид кролика вызывал в нем страх, и тогда, если ничего другого не будет сделано, крыса, собака, кошка, любая опушенная мехом вещь будут вызывать в ребенке страх. Бихевиорист имеет основание думать, что в точности то же самое происходит и с реакциями любви и гнева. Это указывает на то, что одна прочная условная реакция в эмоциональной сфере может привести обширные изменения во всей жизни человека.

     Образование условных связей начинается в жизни ребенка гораздо раньше, чем думали до сих пор. Это процесс, который в короткий срок усложняет реакцию: ребенок 2-3 лет уже располагает тысячами реакций, воспитанных в нем окружающей его средой.

     Ввиду исключительной важности вопроса бихевиористами были проведены эксперименты в области  размыкания условной связи или переключения ее. Нижеприведенный простой эксперимент иллюстрирует сказанное. У ребенка 1,5 лет была выработана условная отрицательная реакция: при виде сосуда с золотыми рыбками он отходил, либо убегал. Пока рыбок нет в комнате, можно путем словесного убеждения заставить ребенка сказать: «Какие милые рыбки, они вовсе не кусаются», но стоит показать рыбку, и реакция страха возвращается. Бихевиорист испробовал следующий простой метод. У одного конца длинного стола поместил ребенка во время обеда, а на другой конец поставил сосуд с рыбками так, чтобы он не смущал ребенка. Ребенок ест нормально, пищеварение совершается без малейшей помехи. В последствие сосуд с рыбками постепенно приближают к ребенку. Через несколько дней сосуд уже может быть поставлен вплотную к чашке с молоком. Прежний страх преодолен, произошло размыкание условной связи, и это размыкание стало уже постоянным. Этот метод основан на вовлечении висцерального компонента общей реакции организма; другими словами, для того, чтобы изгнать страх, необходимо включить в цепь условий также и пищеварительный аппарат. Бихевиорист полагает, что факты такого рода окажутся ценными не только для матерей и нянь, но и психопатолога.

     Представляет  ли мышление проблему? Всевозрастающее  преобладание речевых навыков в поведении растущего ребенка естественно вводит нас в бихевиористическую теорию мышления. Она полагает, что мышление есть поведение, двигательная активность, совершенно такая же, как и любая форма мускульного усилия. Мышление является просто речью, но речью при скрытых мускульных движениях. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     3. Биосоциальные аспекты развития общества и человека.

     Выделение человека из животного мира – столь  же грандиозный скачок, как и возникновение  живого из неживого. Предыстория человечества по сей день остается загадкой. Превращение животных в людей не могло быть мгновенным событием, с неизбежностью должен был пройти длительный период становления человека (антропогенез) и становления общества (социогенез). Это две неразрывно связанные стороны единого процесса – антропосоциогенеза.

     Поведение людей очень напоминает поведение  сообществ высокоорганизованных животных, каковыми являются человекообразные обезьяны. Но всё же различно, поскольку человек  создает новую среду обитания, преобразует ее в соответствии со своими потребностями.

     Культура  – исходный отличительный признак  сообщества людей разумных. Общество – это не просто совокупность индивидов. Объединения имеются и у животных. Однако они представляют собой либо стадо, где доминирует индивидуальный инстинкт самосохранения, либо специфические биологические «сверхорганизмы» (например, муравейник).

     Общество  – надбиологическая (социальная) форма  организации индивидуумов. Она основывается на функциональной дифференциации организмов, общности интересов, стимулов и др. Таков основной вывод современной антропологии

     Человек – существо биосоциальное, ему присущи  как биологические так и социальные качества. Это предполагает выявление  конкретных детерминант его природы, их анализ и взаимодействие. Биосоциальное бытие человека предстает в нескольких разномасштабных формах: в единичной форме личности, в особенных формах типов человека (половых, возрастных, исторических, этнических, социальных), наконец в общей родовой форме – человечестве в целом. Биологическое и социальное в человеке реализуется через его поведение, деятельность, культуру и др. Человек не только творит культуру, но и сам творим ею. Эта неоспоримая диалектическая связь природного, социального и культурного в человеке и делает его самой сложной из всех существующих в мире живых систем.

Краткое описание
Что такое человек: животное, сотворенное процессом эволюции, или социальное существо, основанное обществом? В книге: «Происхождение человека и половой отбор» Дарвин пишет: «Мы наблюдали, что рассудок и интуиция, разнообразные чувства и способности, такие, как любовь, память, внимание, любопытство, подражание, сообразительность и др., которыми гордится человек, можно обнаружить в зачаточном, а иногда даже и в хорошо развитом состоянии у животных».
Содержание работы
Введение.
3

1. Роль наследственности и среды в развитии человека.
5

2. Поведение как предмет психологии.
10

3. Биосоциальные аспекты развития общества и человека.
16

Заключение.
21

Список используемой литературы
23